Компания ГРИФЫ
историялюдидневникитекстыфотоархивгостевая книгаразное

 

Зверева Людмила Владимировна
1917-1991

Знакомясь со Столбами я узнала, что на Перьях есть Зверевский ход и решила, что его назвали так потому, что он "зверски" трудный. Но, ока-залось, что ход назван по фамилии первой женщины, преодолевшей его.

Однажды, залезая на Деда, мы увидели небольшую компанию, возглавляемую пожилой женщиной. Она была в галошах и первой, уверенно, свернула на Лунный ход. Зная коварство этого хода, мы были удивлены ее смелостью. Но кто-то шепнул: "Зверева!" - и все стало ясно.

Потом, часто встречая ее, то на тропе с Развалов, то на Дикарях, то на Культурных Столбах, мы здоровались - заговорить, с такой знаменитостью, нам казалось нескромно...

Больше всего, меня поразил один случай. Мы начали спускаться с Первого Столба Колоколом, когда увидели на Коммунаре одиноко сидящую фигуру в белой кепочке. Приглядевшись, мы узнали Звереву (а, ведь, ей, уже, было 70 лет!). Так и стоит перед глазами эта картина: могучие, гордые скалы, посреди бескрайней тайги, и на одной из самых неприступных - такая же гордая, бесстрашная женщина.

Последние три года жизни Людмилы Владимировны, судьба подарила нам счастье - близко познакомиться и подружиться с этой удивительной женщиной. Она стала часто ходить к нам на Грифы. Поражали удивительное жизнелюбие, молодость духа, стойкость и огромная любовь к Столбам Люды (так она сама просила называть ее). До последнего дня жизни она работала хирургом в поликлинике телевизорного завода. Почти, каждую пятницу, летом и осенью, она звонила мне и говорила: "Ну что, идем на Грифы?". И шла 15 км "туда", и лазила по Бастионам Крепости, по Развалам, и пела песни своим сильным, звонким голосом, и читала, наизусть, всего лермонтовского "Демона", и шла домой 15 км - и все это в 74 года!

Но это еще не все! Если, по какой-либо причине, она не шла на Грифы, то останавливалась, в своем любимом, "Живом уголке". А на следующий день совершала свое знаменитое "кольцо" (или как она сама говорила - "выполняла программу"): покоряла Коммунар, Второй Столб, Перья и, еще, что-нибудь. Иногда с попутчиками, иногда одна.

В тот роковой день, 5 октября 1991 года, она была одна. Конечно, уже и силы были не те - годы... Больное сердце, плохое зрение (один глаз, почти, не видел) - затрудняли лазание, но она, упорно, не хотела сдаваться. А в то утро, еще и осенняя изморозь на скалах, могла подвести ее... Покорив Коммунар, отважная столбистка полезла на Второй Столб Леушинским ходом. Две девушки, случайно проходившие мимо, стали свидетелями последнего подъема и неожиданного срыва старейшей красноярской скалолазки Людмилы Зверевой... На ее похороны пришло огромное количество народа.

Остались легенды и портрет улыбающейся женщины...


Портрет той женщины - легенды,
Что гордо вверх по скалам шла,
Чья, сказочная, жизни лента
Всех удивляла и звала.

Звала с собой в мир чистых красок
И небывалой красоты.
От лени, пошлости и масок,
От сплетен, грязи, суеты.

Теплом своим всех согревая,
Не признавала скуки, лжи.
Всем существом своим взывая:
"Прекрасна, все же, эта жизнь!"

Жизнь в дружбе с ветром, песней, лесом,
С могучей, вечною скалой,
С, всегда зовущим вверх, отвесом,
Что стал навек ее судьбой.

Всю жизнь стремилась на Столбы,
Внизу ей было скучно, пресно.
И нет прекраснее судьбы -
"Безумству храбрых поем мы песню!"

Н. Молтянская

 



Актаева Н.А.

Катуков А.Д.

Матюшкин В.Л.

Тронин В.А.